грей дориан
лишь пустота в конце каждого пути
застрял в собственной клетке. изувечен до неузнаваемости - веришь,даже побег не спас меня от ожогов. я наивно полагал,что ветер поможет мне и сдует с кожи огонь, но он только все ухудшил,гребаный предатель.
цветы в волосах.
посерьезней. надо быть посерьезней. позамкнутней. а то смотрит на тебя человек - а ты уже готов мир ему раздарить,лишь бы он с тобой дружил и понимал.
что за дешевый парфюм?
я где-то не здесь,я на улицах зимней Праги душным,мёртвым февралем. Голос хрипит, карманы пусты, ночь опускается на меня, свет меркнет везде,но только не в глазах. Все ночные диалоги оканчиваются оргазмом. На утро остается неубранная постель, тошнота. вокзал. шляпа, не мои сигареты, забытые витамины в холодильнике.
ломать кости, сносить коленные чашечки считаю своим вторым призванием. первое - прощать себе все пороки. я что-то вроде собственного экспоната в своей голове. Что тебе до моей пропитанной всей грязью мира душонки, что тебе до моего наигранного величия и сомнительной красоты? Скажи своим детям не подходить ко мне,я их сожру. Я голоден и слеп.
Время не щадит никого и ничего: от городов до полотен - все рушится. Так почему же ко мне оно так милосердно? Я уже давно должен быть седым стариком, с пучком разноцветных болезней,немой, не твой и,в целом,едва живой.

Боже, да конечно же я трахаюсь с одиночеством! Такой страсти как у нас мир никогда не видел. И совсем без разницы,что у него так много лиц,разные тела,половые принадлежности,возр­аста, все,кто просыпаются на утро в моей постели - есть одиночество,самое что ни на есть настоящее.

Мы не дотягиваемся до наших станций из цифров и чисел.
Почти уже взрослые, но до сих пор не смеем признаться себе в том,до чего не доросли.кого оставили.кого в себе захоронили.

Пройдет много времени,прежде чем ты,глотая комки,научишься слушать о моих новых любимых,о тех,по головам которых я пошел,чтобы достичь кого-то одного,о тех,кто на утро в моей квартире,и,конечно,­на то время - в голове.
Кому-то из нас придется очень туго и сложно этой зимой,пряча в легких холодный воздух,постуженным голосом бормоча формулы,затягивая мысленно петлю вокруг шеи.

Когда-то и я был поющим львом за этой оградой.